Home  >  История компании
История компании NOVIK

Для меня, Сергея Викторовича Новикова, основателя и бессменного руководителя компании Новик, раздел «История» не только самый важный, но и очень трудный.

Для внимательных посетителей нового сайта информация, размещенная в других разделах, оставляет много вопросов, ответы на которые я по возможности постараюсь дать в этом разделе сайта. Обращаю особое внимание на то, что все, что будет написано далее, публикуется впервые!

История моей работы делится на две почти уже равные части.

Первая - эта история частного производителя ламповых усилителей и акустики, которая берет начало уже в далеком 1976 году – без нее вторая часть, а именно создание и дальнейшая работа компании Новик вряд ли бы имела место…

Коротко, хотя это почти пол жизни.

Своими учителями я считаю ленинградского инженера Роберта Иосифовича и молодого в то время, но уже очень известного мастера-ламповика Виктора Комарова из Риги. В своем роде уникальный человек, имевший 8 классов образования и настраивавший усилители без приборов на слух.

После довольно большого количества различных «кулибинских» ламповых усилителей

я запустил первый серийный гитарный усилитель. Да, я не ошибся, именно серийный!!!

За время выпуска 1976-1981 было изготовлено и продано более 200 шт.

На корпус усилителя устанавливался черный прямоугольник из оргстекла с надписью CUSTOM,  придуманной лично мной. Тогда, в СССР, никто толком не понимал, что это товарный знак (или бренд) – главное, что это красиво звучало и позволяло отличать мой усилитель от других. Много лет позже, я увидел на мировой  выставке во Франкфурте, что появилась  новая фирма с таким названием.

Хочу заметить, что в то время практически отсутствовала техническая информация об этом направлении развития техники (лампового усилителестроения – гитарного, басового и других) за исключением каких то выборочных перепечаток из западных журналов. Самая известная – схема маршала 66 года выпуска из болгарского журнала радиотехника с данными силового и выходного трансформатора. О пользе или вреде советской ламповой школы я подробнее расскажу во втором разделе истории.

За основу усилителя был принят  английский НIWATT SUPER 100, привезенный частным образом в Ригу и там исследованный.

Если мои рижские коллеги сделали почти точную копию, включая даже повтор названия,

то я, получив по обмену  схему и шасси, немного изменил преамп и сделал свои трансформаторы. Модель получила название CUSTOM SUPER 100.

 

Получился тяжелый большой усилитель, который использовали не только для озвучивания гитары, но и для бас гитары и клавишных инструментов.

Самыми яркими инсталляциями (как теперь модно говорить) тех лет были озвучивания группы Воскресенье Москва 1980 год и группы Аракс в СКК Ленинград 1981 год - звукорежиссер и в том и другом случае- мой однофамилец Игорь Новиков- впоследствии мой коллега и хороший товарищ . Вся подзвучка сцены (бэк-лайн, как говорят сейчас), была осуществлена на аппаратуре моего производства.

Несколько лет назад, в 2006 году, я показал на выставке в Петербурге  сохранившейся экземпляр CUSTOM 1978 года выпуска, и к своему большому удивлению обнаружил, что есть еще музыканты, у которых эта модель не только сохранилась, но и продолжает использоваться до сих пор.

В начале 80 годов ситуация на рынке музыкального оборудования стала меняться и появилась большая потребность в мощных усилителях для РА систем.

Я разрабатываю и начинаю производить полностью ламповый усилитель мощности  PS600 с выходной мощностью 300W RMS на каждый канал. PS600 представлял собой двухканальный ламповый усилитель мощности, и начала производится с 1982 года.

 

Необычная электрическая схема, построенная на мощных тетродах 6х 6П41С (включенных в запредельный режим работы), позволяла решить главную задачу - получить 300 Ватт RMS на выходе каждого канала при очень неплохом качестве звука.

Те подводные камни, которые таила эта схема (крайняя нестабильность ламп и поэтому не лучшие показатели по надежности ), легко преодолевались потребительскими качествами разработанной модели. Не только схема, но и конструкция усилителя PS600 были абсолютно оригинальны и не имели ни каких аналогов.

Небольшое историческое отступление – раздел “история” все-таки.

В 1983 я, до этого работавший обычным инженером после окончания ВОЕНМЕХА, в одночасье становлюсь артистом первой категории в составе ВИА АЭРОБУС под управлением и Юрия Антонова. Столь резкому повороту в своей судьбе я обязан Виталию Ененко (впоследствии основателю и владельцу очень известной в России фирмы EWM). Перед технической группой, в которую я был принят одним из звукорежиссеров, Юрием Антоновым была поставлена довольно амбициозная задача - создать лучший звук и свет в СССР. В нашем небольшом коллективе трудились (а часто дорабатывали прямо в номерах гостиниц на гастролях свои световые приборы) ныне известные Владимир Фоломкин и Николай Зиновенко - основатели и владельцы крупной московской фирмы ЛАЙТ МАСТЕР. Большой звуковой комплект состоял в основном из рупорных акустических систем, разработкой и производством которых занимался Ененко.

Мне также приходилось участвовать в этом процессе. Динамики применялись как фирменные (EV, RCF, JBL) так и первые собственного изготовления. Общая мощность комплекта была по тем временам очень значительной (30-40 КВт) и в основном набиралась из усилителей моего производства PS600. То небольшое количество импортных транзисторных усилителей (BEAMP, Peawey и HH) использовалось в качестве ширмы на переднем плане (своеобразный маркетинговый ход того времени).

Для озвучивания коллектива, всегда работавшего в живую, применялась мониторная система, состоящая из трех независимых линий и отдельного пульта на сцене.

Опыт, приобретенный при настройке и сдаче в работу такого сложного звукотехнического комплекта, очень помогал мне в дальнейшей работе.

Следующим этапом после распада АЭРОБУСА было создание одной из первых частных компаний по прокату звукотехнических комплектов. Совместно с моим старым товарищем и коллегой Ильей Мордовиным мы провели ряд значительных инсталляций. Причем лучшая из них - озвучивание серии концертов старого состава НАУТИЛУСА

в Октябрьском г. Ленинград и в Алма-Ате. Благодаря великолепному звукорежиссеру и отлично игравшим музыкантам был достигнут лучший звук, который я когда либо слышал в Союзе. К сожалению это были последние концерты этого коллектива в данном составе. Также нам довелось озвучивать сложнейший фестиваль рок-музыки в Таллинне,

Валерия Леоньтьева в турне по Украине, (открытые стадионы), ДДТ в СКК, один из последних концертов Виктора Цоя в Юбилейном в Ленинграде и еще очень много более мелких работ. Везде в качестве усилителей мощности применялся PS600.

Все эти 7 лет, я в перерывах между гастролями изготавливал и продавал эту модель усилителя. Времени и сил на разработку новых моделей просто не было. Концертная работа больших доходов не приносила, а семью кормить надо было.

Всего было сделано более 500 штук PS600, причем все от монтажа до настройки своими руками. По экономическим соображениям, прокатная и производственная работы по этой модели были свернуты в 1990 году.

Вторая часть истории берет начало в конце 1991 года.

Ко мне обратился мой приятель и бывший сотрудник, Владимир Полющуковский, с предложением отправить (а для меня в тот момент просто продать) на международную музыкальную выставку в США мой усилитель PS600.

Хочу особо отметить, что то, что сейчас в 2010 является совершенно естественным, в 1991 году воспринималось по другому. Мы жили в совершенно другой стране и практически не имели ни какого понятия о международном музыкальном (как впрочем и о любом другом) бизнесе.

Так же очень важный момент - цена вопроса - ламповый усилитель мощностью 2х300 Ватт RMS, и весом около 25 кг на тот момент стоил 600 рублей или 50$ ( я не ошибся, именно так) по реальному курсу того периода времени. И это были очень хорошие деньги для меня.

Очень любопытную оценку я получил после выставки при получении денег (50$ ): ”Усилитель хороший, но железо, используемое в трансформаторах не должно быть ржавым”.

Реальную оценку этому событию я смог сделать много позже.

Далее события начинают развиваться ...

Владимир Полющюковский сообщает мне, что полгода назад он продал (дал посмотреть - нет точных данных) свой усилитель Майклу Метьюзу. Этот американский бизнесмен (в прошлом создатель бренда Electroharmonics) провез его по нескольким магазинам в США, а потом показал на той же музыкальной выставке в США.

Усилитель представлял версию Маршала 800, собранного на 6П41С и вызвал определенный интерес в Америке.

Владимир предложил мне помочь ему сделать несколько разных образцов гитарных усилителей для выставки во Франкфурте 1992 года. На тот момент я уже более 10 лет не занимался гитарным усилением и, мягко говоря, не владел вопросом. Поэтому я начал работу в качестве изготовителя образцов, не вникая особо в техническую часть вопроса.

Процесс подготовки и участия в мировой музыкальной выставке 1992 во Франкфурте заслуживает отдельного большого описания, но здесь я постараюсь отразить самые главные события, перевернувшие всю мою дальнейшую жизнь .

Мы не смогли полностью закончить программу подготовки до начала выставки и поэтому было принято нестандартное решение закончить образцы усилителей и демонстрационную колонку 4х12 прямо в номере 4-х звездочного отеля во Франкфурте. Я думаю, что ни до, ни после никому не приходило в голову заниматься монтажом и настройкой усилителей прямо в номере, а особенно изготовлением колонки на балконе. В общем - загадочные русские мастера.

Отдельный эпизод, характеризующий то время и нас, это прохождение таможни в аэропорту Пулково. Пол тонны оборудования - усилители, заготовки колонок и динамики к ним, приборы для настройки и многое другое не имели ни каких сопровождающих бумаг и были провезены через таможню под обалдевшие взгляды ее сотрудников. Наша абсолютная уверенность, что мы делаем великое дело, и полная невменяемость не совсем трезвого руководителя делегации победили, и таможня не помешала нам попасть в Германию.

В Германии оставалось несколько дней до начала выставки, и мы успели закончить образцы и сделать колонку, мимоходом для себя прикрепив к усилителям и колонке таблички с надписью SOVTEK, которые сделал Полющуковский по просьбе Майкла Метьюза. Именно на этой выставке будущая компания SOVTEK получила первое признание, хотя мы этого не понимали.

 

В делегацию в качестве демонстратора был включен мой друг, легендарный лидер-гитарист группы АРАКС Тимур Марделейшвили. Он с еще одним музыкантом, приглашенным Метьюзом из США, играли в звуконепроницаемой камере, установленной на стенде. Это позволяло включать усилители на полную мощность, не мешая другим участникам выставки. Очень правильное решение было сделано Майклом, когда он притащил на стенд оригинальную колонку от Маршала 4х12. Колонка, которую мы сами сделали, совершенно не подходила для демонстраций - динамики были не те, что надо. Понимание этого и очень многого другого пришло значительно позднее, через много лет.

Сказать, что выставка меня поразила, это ни чего не сказать.

Те сильнейшие впечатления от впервые увиденного и услышанного я продолжаю носить в себе, не смотря на то, что уже более 15 лет являюсь участником подобных мероприятий.

На стенде все дни работы выставки творилось что то не вообразимое - очередь в демокамеру и очередь с заказами к Майклу. К концу выставки у нас (а может быть только у меня) сложилось впечатление, что нас кто то круто обманывает. Так как на наши усилители был прикреплен чужой товарный знак без какого либо договора, мы потребовали образцы получить назад после выставки.

На что получили категорический отказ. Сейчас это выглядит смешно (потому что ещё непонятно кто кого обманул), но тогда это был большой скандал и нас выкинули из гостиницы.

Уже в Ленинграде мы подвели итоги и наметили первые шаги дальнейшей деятельности.

Первые выводы;

1. К усилителям есть огромный интерес на западном рынке (это нам так казалось).

2. Надо делать их в количествах, значительно больших, чем мы (или я) раньше делали.

Так как все образцы остались у Майка я запросил у своего партнера электрические схемы усилителей, которые были на выставке. Я думаю, что именно с этого момента наши пути с Владимиром Полющуковским стали расходиться, хотя мы до конца 1992 года поддерживали взаимоотношения и даже совместно пытались возобновить работу с Метьюзом.

Прошло немного времени, и я стал понимать, что на выставке были показаны усилители, сделанные с большим количеством технических ошибок. Это объясняет мой теперешний смех по поводу потерянных выставочных образцов, на базе которых Майк хотел сделать большие партии усилителях на крупных производствах (ЛОМО, Саратовский ламповый завод, Новосибирский ламповый завод). Наверное, дальнейшая деятельность Майкла Метьюза и фирмы Sovtek заслуживает отдельного описания, но не здесь. Короче, для умных инженеров наших заводов образцы усилителей были серьезным испытаньем. А Майк требовал таких же, и очень много, и быстро.

Я же, начал создавать свой первый профессиональный !!! гитарный усилитель.

Так случайно получилась, что именно у меня осталась после выставки книга Groove Tubes Пита Аспена (2 издание). Собранная в ней история схемотехники как крупных фирм (Fender, Marsall и т.д.), так и малоизвестных, позволила мне взглянуть на все мои знания совершенно по новому.

Отсутствие классического (советского) радиотехнического образования, позволило значительно легче понять те отличия, которые заложены в американской и английской школах лампового гитарного усилителестроения. Если со схемами было немного проще, то с трансформаторами пришлось разбираться самому. За полгода было изготовлено более 200 разных образцов выходных трансформаторов . В процессе опытов пришлось разработать свое уникальное оборудование для намотки трансформаторов, автором которого был Владимир Максимов. Гениальный фрезеровщик, токарь и разработчик. Осенью была изготовлена первая партия усилителей.

Еще до выставки начался создаваться коллектив, который помог сначала подготовить образцы, а потом сделать первую партию усилителей. Вначале был придуман обезличенный бренд SPETEL (Caнкт Петербуржская электротехническая лаборатория) и соответствующие таблички установлены на первые усилители.

 

После того, как в конце 1992 года я довольно неожиданно для себя узнал, что Полющуковский не просто создал свой коллектив и свой усилитель Петербург, но и начал продавать его в Германию, я впервые придумал и поставил на свой усилитель бренд NOVIK. От этого момента я отсчитываю момент создания компании НОВИК.

Если разрыв с Полющюковским был, как я теперь понимаю, вполне закономерным, то потеря главного помощника в разработке трансформаторов Владимира Гурьева (близкого друга Полющуковского) была очень болезненна.

К концу этого же 1992 года стало приходить понимание того, что изготовить хороший усилитель и создать для этого коллектив, далеко не главная задача. Это в корне расходилось с существовавшей в Союзе установкой на то, что главный- это производитель, а продавец- это второстепенный, и часто малоуважаемый участник производственного процесса.

Найти покупателя (покупателей) на свои изделия куда труднее, особенно если  не у себя на Родине.

Неожиданно возникшую конкуренцию за выход на рынок Германии в начале 1993 года NOVIK проиграл проекту PETERBURG.

Я очень тяжело переживал, думая, что выставляемый через год во Франкфурте на выставке 1993 года усилитель Peterburg во многом скопирован с моего усилителя. Сейчас я это оцениваю значительно спокойнее, так как на момент прекращения активного обмена технической информацией с Полющуковским, у меня был еще очень "сырой" усилитель.

 

Далее работа разделилась на два направления.

Усилитель продолжал усовершенствоваться и образец NOVIK весны 1993 года так отличался от первой партии SPETEL, что я пошел на неординарный для себя шаг, и переделал всю непроданную партию SPETEL с учетом новых разработок.

Параллельно начался поиск первых покупателей.

Отправлялись образцы SPETEL, с лета 1992 года в Германию, Швецию, Финляндию, а с весны 1993 года под брендом NOVIK и в США.

В России продажи носили единичный характер - рынка на этот товар не было.

Первый опыт самостоятельной выставочной работы - показ стека NOVIK в мае 1993 в Петербурге на стенде HOHNER.

Целый год с кучей готовых усилителей я искал клиентов (это довольно серьезное испытание для меня и коллектива, много красивых слов и нет денег), пока не пришла первая серьезная удача.

Летом 1993 года на базе EWM в Коломягах Александр Вайшвило представляет меня и усилители NOVIK менеджеру GIBSONа Стиву Грому.

Я был просто потрясен тем профессионализмом, с которым американский специалист (после ухода с Gibson, Стив стал начальником отдела качества фирмы Fender) тестировал мои усилители, причем некоторые его действия мне были вообще не понятны.

Его очень заинтересовали усилители, но когда я по совету Ененко, назвал довольно высокую цену, (существенно больше, чем та, которая меня устраивала в тот момент), GROM пообещал подумать. Это был еще один негативный опыт - на международном рынке идет борьба за каждый цент и произвольное, даже незначительное увеличение цены может убить любой контракт.

После месяца тревожного ожидания,, я сам послал предложение с реальными ценами, и почти сразу же получил письмо с просьбой купить и выслать образцы NOVIK в США.

 

Так началось c лета 1993 сотрудничество NOVIK и Gibson.

В качестве образцов были посланы как стандартные 120 ватные усилители, так и опытная модель уменьшенного 50 ватного усилителя. Интересная деталь- этот маленький усилитель не был принят для дальнейшей продажи, но при этом попал в личную коллекцию владельца Gibson Генри Джасковича с очень высокой оценкой по качеству звука. Бизнес и качество далеко не всегда сходятся.

По результатам тестирования посланных в США образцов, мне было предложено внести небольшое изменение в схему преампа, и такой усилитель Gibson готов был покупать. Но!!!!

Это могло произойти только после заключения довольно сложного контракта, практически ограничивающего мою собственную коммерческую деятельность (Gibson становился эксклюзивным покупателем продукции NOVIK для продажи во всем мире). Мне была оставлена только Россия и Финляндия. При этом усилители будут продаваться под торговым знаком RedBear, разработанным Gibson специально для этого проекта. Реальное соотношение между NOVIK и Gibson не давало мне ни каких шансов на продажу под собственным брендом. Это стало еще одним не очень приятным открытием по части мирового бизнеса. За большие, стабильные заказы приходилось жертвовать собственными амбициями.

Правда, было одно небольшое утешение. Почти в таком же положении оказалась известная английская фирма Orange, которая работала по эксклюзивному контракту с Gibson в это же время (правда- под своим брендом).

Итак, спустя почти два, года усилители RedBear MK120/60 изготовленные NOVIKом эксклюзивно для Gibson, были впервые продемонстрированы в США на NAMM Show 1994 г. Мировой рынок гитарных ламповых усилителей на самом деле довольно узкий и все друг друга хорошо знают. Поэтому появление уже третьего производителя не просто из России, а конкретно из Петербурга за столь короткое время заложило определенную интригу и породило множество слухов. Многие вообще думали, что это одна и та же фабрика (как правило назывался SOVTEK).

Складывалась довольно необычная ситуация. С одной стороны, после довольно громкого появления усилителей SOVTEK в 1992, возник очень большой интерес не только к усилителям из России, но и к лампам, которые являются важнейшим элементом не только гитарного усилителя, но и многих других разновидностей ламповой техники. Достаточно сказать, что Marshall довольно быстро выпустил модель SLX на лампах 6П3С-E (5881), которые стояли в некоторых образцах, которые мы показали во Франкфурте в 1992 году. Лампу же 6П41С, которая также стаяла в других наших образцах, никто применять не стал, они все таки профессионалы.  SOVTEK, как бренд, установленный на лампы российского производства, стал одним из самых известных в мире. С другой стороны, усилители Sovtek, которые Метьюз запустил на наших крупных заводах, начали делать антирекламу. Западные покупатели на волне интереса к России и очень низкой цены купившие усилители SOVTEK, довольно быстро разобрались с уровнем качества этих изделий. Так что очень часто приходилось говорить, что фирма NOVIK ни какого отношения к SOVTEK не имеет.

Работа на одного, хоть очень большого и знаменитого заказчика, имела как положительные, так и не очень, стороны. На два последующих года NOVIK превратился в исключительно производственное подразделение. Ни каких собственных маркетинговых действий (а это очень важно для любой фирмы) практически не производилось. И даже разработка новых моделей делалась в интересах одного заказчика и под его жестким контролем. Но надо честно сказать, что на это и не было свободного времени.

На первом этапе объём заказов Гибсона значительно превышал производственные возможности NOVIKа. Пришлось решать довольно сложную техническую и технологическую задачу.

Надо было практически не изменяя состав коллектива NOVIK, значительно увеличить объём выпуска продукции не ухудшая, а в отдельных случаях и улучшая качество изделия.

Специфика разработанной конструкции усилителя предполагала огромное количество ручного труда, причем очень высокой квалификации.

 

Здесь хотелось бы отдельно сказать о команде специалистов, которая работала в тот период в НОВИКе.

Владимир Максимов, Владимир Козлов, Владимир Семенов, Игорь Кучкин, Анатолий Пухляков и др. Это специалисты высочайшей квалификации (а во многом уникальной), которые до этого принимали участие в создании первого советского лунохода и других сложнейших приборов.

Такой (как я сейчас понимаю - запредельный) уровень профессионалов позволял добиться очень многого.

Однако, мы жили и трудились не на Луне, а в России девяностых, и 100$ в 1992 и 100$ в 1994г - это были две большие разницы. Я, как руководитель и владелец, должен был не только решать производственные проблемы, но и обеспечивать прибыльность предприятия, а вот это с течением времени становилось всё труднее и труднее. Рост цен на все, и параллельное вынужденное повышение зарплат, к началу 1996 года поставили под сомнение экономическую целесообразность проекта.

Это не смотря на то, что Gibson проявлял максимальное понимание наших проблем и пошел на повышение закупочных цен (беспрецедентный случай в нашем бизнесе) .

Вообще работа с Gibson подарила мне очень много ярких моментов жизни.

Чего стоит посещение штаб квартиры в Нейшвели в 1994 г и завода по производству и тестированию гитар и усилителей. Совместная работа со Стивом Громом (инициатором и душой проекта RedBear и J.T.RIBOLOV- главным разработчиком гитар и специалистом по усилителям на Gibson в те годы. Это были величайшие профи своего дела и я пытался получить максимум знаний от общения с ними. В ноябре 1995-го года, в журнале Guitarplaer выходит статья - сравнение усилителей Marshall 310 и RedBear MK 120.

Если производством и продажей в России я уже занимался почти 20 лет, то в международном бизнесе это были первые, не всегда верные шаги.

Многие факторы, в том числе и приведенные выше, обусловили мой следующий шаг.

В середине 1995 года ко мне обратился немецкий дистрибьютор PELLARIN с предложением о покупке ламповых усилителей, причем он согласен был покупать усилители под брендом NOVIK.

Я уже понимал разницу работы под своим или чужим брендами. И возможность продвижения своего бренда взяла верх над перспективой прекращения контракта с Gibson. Но повторяю, это был очень сложный выбор. Разработанная при участии немецких инженеров модель трехканального усилителя N1202/N602 стала большим шагом вперед для фирмы Novik.

История с Германией началась не с 1995 года, а значительно раньше.

В конце 1992 года один из образцов NOVIK попал на тестирование в компанию PELLARIN. Но я тогда не знал, что уже полным ходом идут работы по проекту Petersburg.

Это было первое сравнение усилителей, причем в Германии.

В 1993 роду в крупнейшем немецком журнале Фахблат выходит статья с тестом усилителей Petersburg.

В этом же журнале буквально через несколько месяцев выходит продолжение, называлась статья  - “Русские идут”, с тестом NOVIK. Как образец попал в журнал мне не известно до сих пор.

Немцам нравиться некоторая скандальность, и именно они предполагают общее авторство этих усилителей, включая сюда SOVTEK.

Поэтому, в 1995 году мне очень хотелось доказать, что два года назад Mario PELLARIN (владелец фирмы) сделал не верный выбор.

Дело сделано, и на выставке во Франкфурте в 1996 году вместе с RedBear на стенде Gibson, на стенде PELLARIN демонстрируется усилитель NOVIK.

На согласование технических аспектов новой модели усилителя NOVIK 1202 потребовался один год напряженной работы.

 

Вообще 1995 год оказался одним из самых успешных в работе компании.

Наряду с очень большим объёмом чисто производственной деятельности для Gibson, была проведена значительная работа по разработке новой модели.

Однако, к середине 1996 года, начало приходить понимание того, что выбранный мной путь на продвижение собственного бренда NOVIK будет очень! не простым. И не зря меня так сильно отговаривали мои партнеры и друзья с Гибсона от этого решения.

Иметь конкурентоспособное изделие и коллектив, способный его производить - это условие необходимое, но совершенно не достаточное для продвижение собственного бренда на рынке, тем более мировом. Не смотря на то, что в 1996 году в Германии появляется несколько статей (очень важный фактор для продвижения бренда) в крупных музыкальных журналах, объём заказов, был значительно меньше, чем требовалось для продолжения устойчивой работы фирмы НОВИК.

 

Первые основные выводы:

а. Немецкий дестрибьютор переоценил свои возможности по продажам.

в. Требуется существенно больший ассортимент выпускаемой продукции.

с. Продажа гитарных усилителей (голов) предполагает обязательное наличие колонок 4х12 с этим же товарным знаком. (вспоминаю Майка Мэтьюза в 1992 г).

Пункт С кажется на первый взгляд самым сложным. Выясняется, что изготовление и экспорт из России колонок 4х12 (в которых обязательно должны стоять хорошие динамики лучше - Celestion) практически невозможен. По многим причинам, в основном, экономическим, отпускная цена колонки получается слишком высокой. Совместно с РELLARIN принимается решение производить эти колонки с брендом NOVIK в Англии. Это небольшая английская фирма делала до этого аналогичные колонки с брендом RedBear для Gibson на европейский рынок.

Затем следует первое неприятное открытие - итальянский владелец английской фирмы, изготовив для выставки 1997 года образцы колонок 4х12, получает предоплату большого заказа (стандартный для мирового бизнеса вариант) и закрывает свою фирму, уезжая при этом к себе на родину в Италию. Мои (отправленные UPS в Англию) бирки NOVIK пропадают из за неуплаты на месте стоимости доставки (значительно дешевле выкинуть, чем оплатить), а самое главное, исчезают деньги PELLARINа. Марио в шоке, а я узнаю, что такое бывает не только в России.

С 1997 года музыкальный рынок в Германии начинает сокращаться и весь бизнес PELARINа (и не только у него) идет на спад.

Я же делаю то, что для меня более понятно, расширяю ассортимент продукции.

При этом фирма NOVIK, настроенная на довольно большой объём выпускаемой продукции, начинает простаивать

И тут следует следующее (тоже не радостное) открытие . Я пытаюсь продать хоть что то в России, что бы подержать жизнедеятельность фирмы ( до сих пор это не требовалось), и начинаю понимать, что рынка требуемого объёма на мою продукцию на Родине нет. И то, что востребовано в США, совсем не обязательно может продаваться в России.

Довольно быстро был разработан новый комбо, в котором уже были учтены текущие потребности российского потребителя. Этот компактный и легкий (при этом довольно мощный- 50 Ватт ) полностью ламповый комбо NOVIK MK50/25 значительно быстрее нашел своего покупателя в России, однако на международном рынке его встретили прохладно. Пытаясь сделать его максимально дешёвым, я пошел на некоторые технические компромиссы, которые объективно ухудшили параметры надежности.

Кроме того, для выставки 1997 года в Германии, был разработан гитарный оконечник 2х60 Ватт, который впоследствии практически спас фирму НОВИК.

На выставке и после неё, и я продолжаю активный поиск новых покупателей.

 

В течение всего 1997 года велись переговоры с известной немецкой фирмой CAMAC.

Директор этой фирмы, Norbert Hoiser, обещал компании Gibson в 1996 году продать огромное количество RedBear в Германии, и был хорошо знаком с продукцией NOVIK.

И еще один щелчок по носу - в 1998 году Norbert Hoiser прекращает деятельность на музыкальном рынке Германии, и уезжает в Америку в качестве паломника. В общем, победить Германию (как в 1945) пока не удается. Однако жизнь продолжается и Россия становится все ближе.

Ещё небольшое экономическое отступление. Если при заключении контракта с PELLARINом в 1995 году удалось значительно повысить отпускные цены на продукцию NOVIK (что во многом определило мое решение относительно Гибсона), которые позволяли получать прибыль от деятельности фирмы, то к концу 1997 года продолжающаяся инфляция в России практически свела на нет возможность получения прибыли при таких условиях экспорта. Оставалась возможность финансирования продвижения своего бренда себе в убыток. К сожалению, свободных средств на это у меня тогда не было.

Где то с середины 1996 года начинается активное возвращение НОВИКа на российский рынок.

Далее, я нарушаю хронологию и хочу закончить описание подвигов NOVIK на мировом рынке.

Если в начале 1998 года уже было бессмысленно что то показывать во Франкфурте (по экономическим соображениям), то дефолт августа 1998 все поставил с ног на голову (или наоборот - сейчас даже трудно это правильно оценить). Весной 1999 года я с моим партнером в России (Микс Арт) и компанией Mix Art USA принимаем участие в NAMM Show  в Лос-Анжелосе.

Самостоятельно показывается весь предыдущий ассортимент NOVIK (включая модели RedBear), а так же новый ассортимент, который уже продается в России. Эта, а затем и следующая выставка NAMM Show 2000 были последними попытками продвинуть свой бренд NOVIK на мировом рынке. Если на всех предыдущих мировых выставках мои усилители представляли дистрибьюторы, то на этих я работал сам. Азы международного бизнеса начали открываться с совсем необычных для меня сторон.

 

Во первых - довольно известный к тому бренд RedBear практически не имеет ни какого отношения к NOVIK.

Во вторых - всё на мировом рынке давно уже поделено и тебя никто не ждет со своими усилителями.

В третьих - для работы на любом рынке каждой страны требуется фирма, хорошо знающая рынок и особенности этой страны. Повторяю - это азы. А также очень много другого.

Как позитив, остался большой опыт работы с музыкантами этой страны, которая является самым большим рынком гитарного лампового усиления в мире. Достаточно сказать, что в каждом втором доме в США есть гитара, в каждом пятом комбик и в каждом десятом ламповый, и они очень хорошо знают, зачем это нужно. Хорошо было только одно, что после дефолта дела в России у НОВИКа пошли значительно лучше. После 2000 года я прекратил попытки продвинуть свой бренд NOVIK на мировом рынке до лучших времен и полностью сконцентрировался на России.

Жизнь многому учит!!!

 

Небольшое заключение по этому короткому (около 7 лет), хотя довольно яркому этапу моей жизни и международной деятельности компании NOVIK.

Прошло уже более десяти лет, и я впервые попробовал описать эти события на своем сайте. В начале девяностых жизнь подарила не только мне, но и всей России уникальную возможность попробовать себя на международных рынках. Я не включаю сюда сырьевые направления. Существенный дисбаланс внутренних и мировых цен позволял выходить на мировой рынок с очень качественным продуктом и даже со своим брендом.

Своеобразная фора по отношению к производителям других стран быстро закончилась, и как я сейчас знаю, мало кому в России эту "лафу" удалось использовать, в том числе и компании NOVIK. Однако довольно большое количество усилителей, произведенных компанией NOVIK и проданных в основном в США, продолжают работать до сих пор. Такой ресурс работы и хорошее качество основных элементов усилителя, сделали его уважаемым в среде музыкантов и особенно инженеров, специализирующихся на тюнинге (апгрейде) ламповых гитарных усилителей.

Как штрих, я недавно нашел в интернете подробнейшие чертежи усилителя модели MK120. Мы всегда работали с простых эскизов и ничего подобного не имели. Американский инженер проделал спустя много лет за компанию NOVIK довольно большую техническую работу. Как сейчас мне кажется, на этом маленьком участке мирового бизнеса NOVIK лицо России не испортил.

А теперь с неба на землю, и не очень мягко.

В России как говорится  "шел дождь", и NOVIK никто не ждал. Практически все надо было начинать сначала (я имею ввиду маркетинг). В конце 1996 года, я начинаю активно показывать продавцам в России весь ассортимент продукции NOVIK. При этом замечаю, как все изменилось на музыкальном рынке. Весь мой предыдущий (почти 20 лет на тот момент) опыт продаж на Родине уже не работает.

Поэтому NOVIK впервые участвует на Московской музыкальной выставке 1997 года на стенде МИКС АРТ.

На всех последующих российских выставках NOVIK участвует самостоятельно, вместе со старинным другом и коллегой Ильей Мордовиным и его компанией PRO MXM. Довольно быстро приходит понимание того, что производство гитарных ламповых систем в больших количествах проведет компанию NOVK к разорению. Однако большие маркетинговые усилия (приходиться учиться на ходу уже в преклонном возрасте) не проходят даром, и находится нестандартный выход, позволяющий спасти фирму.

Классный гитарный ламповый оконечник 2х60 W RMS превращается в обычный линейный усилитель мощности NOVIK 602, c заявленной максимальной мощностью 2х150 Ватт. Этот коммерческий трюк позволяет вывести 602 на другой сегмент рынка.

Разрабатываются компактные легкие колонки 1х12 плюс 1 твиттер Motorolla, и появляется первый мобильный комплект для озвучивания NOVIK . Совершенно неожиданно история повторяется, и я, как почти двадцать лет назад для себя лично, для спасения фирмы НОВИК ухожу на принципиально другой рынок профессиональной техники для озвучивания помещений, выбирая при этом наиболее экономичный сегмент. Дефолт 1998 года оказывается как нельзя кстати. Все российские производители, и NOVIK в том числе, получают очередную экономическую фору. Новик к 2000 году уже имеет целую линейку усилителей мощности, самым мощным в которой является Е12 - 2х480 Ватт, и большой ассортимент акустических систем.

Совершенно неожиданно история повторяется, и я (как почти двадцать лет назад для себя лично) для спасения фирмы NOVIK, ухожу на принципиально другой рынок профессиональной техники для озвучивания помещений, выбирая при этом наиболее экономичный сегмент. В этом также участвует Виталий Ененко (фирма EWM), уже крупный производитель динамиков в России( и не только для McCouley), потому что именно его динамики я устанавливаю во всю акустику для РА систем, которую НОВИК в последствии выпускает.

Чуть-чуть не по теме, но это важно!

Я уже почти сорок лет знаком с Виталием, и нас жизнь то сводила очень близко, то разводила очень далеко, как сейчас, по разные стороны земного шара. Как очень неординарный человек и талантливый предприниматель, Ененко первый в России создал по настоящему крупное успешное предприятие EWM по производству динамиков, колонок и другого оборудования. В отличие от NOVIK, который я всегда старался поддерживать небольшим по составу людей и максимально эффективным и гибким, Виталий пошел своим путем, и смог производить до 1000 колонок в месяц, а это уже серьезно! Мы часто спорили и иногда дело доходило просто до смешного.

Пытаясь сделать альтернативу моей 150 ватной колонке К1512 он запустил свою знаменитую 152 колонку за 100$, которая на мой взгляд была просто убыточная и выбивала НОВИК из рынка по этой позиции. Как впоследствии оказалась, что это получился гениальный рекламный ход компании EWM на фоне кажущейся экономической неэффективности, позволивший занять большую долю рынка с минимальными затратами на рекламу + дефолт 1998 года оказывается как нельзя кстати.

Все российские производители, и NOVIK в том числе, получают очередную экономическую фору. Отпускная цена в 200$ за полностью ламповый оконечник 2х60 Ватт оказалось вполне рентабельной. Но это если его производить серийно с минимальными накладными расходами! Его аналог Mаршал 9200 стоил в то время существенно больше 1000$. Но фокус был в том, что гитарных оконечников, ни дорогих, ни дешёвых в России тогда не требовалась (как впрочем и сейчас) в больших количествах. Рынок же РА систем не только был в России, но и постоянно увеличивался в своих объёмах.

Но предложение товара к продаже было не меньше. Правда как всё в России имело свои "национальные" особенности. Компании - продавцы уже в частной собственности (как крупные, так и мелкие), а основной потребитель получает деньги из госбюджета. Поэтому конкуренция на рынке РА, особенно дорогого брендового оборудования, была очень специфическая!

Частный потребитель, особенно после дефолта обладал (как теперь говорят) значительно меньшим бюджетом. Именно в этот сегмент рынка РА я начал вводить продукцию NOVIK.

Далее я значительно больше буду применять экономические термины и этому есть объяснение. Скорее интуитивно, для спасения фирмы NOVIK, я обратился к рынку РА (профессиональной аппаратуры для озвучивания). Собственный опыт работы (описанный выше) позволял легко ориентироваться не только в ассортименте оборудования, но и в людях, с ним работающих и продающих. Это то, что мне очень не хватало ранее в работе с гитарными системами.

Я, будучи еще студентом, играл на гитаре в группе, но после того как услышал и увидел, как и играют, сначала великие, а в последствии и самые обычные американские гитаристы, не могу позволить себя взять гитару в руки на людях. Для успешной работы на любом рынке, крайне важно хорошо знать его специфику - вот с этим на рынке РА у меня проблем не было. Также оказался востребованным опыт частных продаж большого количества оборудования. Но если в работе с конкретным клиентом это было очень полезно, то для создания дилерской сети и продвижении по ней нового продукта пришлось многому учиться заново. Россия также быстро менялась, и надо было успеть в уходящий поезд.

 

Еще немного о технике..

Совсем быстро была разработана следующая модель оконечника 1202 (2х120 Ватт RMS, 2х240 Ватт мах).

По сути это были собранные вместе две половинки выходных каскадов MK120, как в случае 602 это два выходных каскада МК60.

Небольшая деталь, характеризующая уровень усилителей, которые НОВИК до этого поставлял на экспорт. В 1202 был установлен серийный силовой трансформатор от МК 120 и он легко обеспечил удвоенную выходную мощность усилителя. Если для гитарных усилителей использовалось большое довольно тяжелое шасси, без ограничения размеров (в традициях старого Marshall -законы жанра), то для этих двух моделей (602 и 1202) было разработано компактное абсолютно оригинальное шасси, которое верой и правдой служит до настоящего времени. Хочу заметить, что все разработанные ламповые усилители после возвращения в 1997 году NOVIK на российский рынок авторские, и не имеют ни каких мировых аналогов, но при этом полностью соответствуют основным канонам мирового лампового усилителестроения. Я с большой ностальгией вспоминаю первые серии 602 и 1202, произведенные до 2000 года, когда экономика ещё позволяла использовать более дорогие компоненты.

Для этого усилителя были разработаны уже две модели акустических колонок на 12” и 15” динамиках и двух твиторах Motorola. Появляется второй по мощности 2х500 Ватт мобильный комплект NOVIK. И вот здесь я хочу отдельно сказать о мощности.

 

Существует как минимум два варианта ее оценки.

Первый - это мощность усилителя (и любого другого прибора) измеренная строго по техническим стандартам (причем разным) на приборах.

Второй - это некий скорее коммерческий, а уже потом технический параметр, который позволяет получить определенные результаты от работы комплекта(усилитель без колонок не звучит!) для озвучивания (как и в моем случае).

Потребитель же хочет получить в итоге именно результат, а не отвлеченные вольты на выходе усилителя. Сравнительные испытания выявили то, что хороший ламповый усилитель мощностью в 60W RMS "убирает" (звучит как минимум не тише любого транзисторного мощностью 150W RMS) . Этот, в определенном смысле феномен, я и использовал в своих коммерческих целях.

Также ламповый усилитель всегда требовал как минимум удвоенной мощности динамиков (это уже стандартная мировая практика). Заявленную мной так называемую "максимальную" мощность потребитель практически никогда не оспаривал, но от специалистов, а и иногда и от конкурентов, я за эти годы выслушал очень много разного. Все годы активной продажи ламповых оконечников на рынке РА я не указывал мощность RMS, хотя для понимающих людей всегда это объяснял.

Появившиеся первые дилеры и собственная работа с рынком потребовали расширение линейки усилителей и соответственно увеличения ассортимента колонок.

Требовался усилитель мощностью 2х500 Ватт. Для решения этой задачи сначала попробовали реанимировать PS600, так как сохранилась несколько образцов. Но ни какие попытки сделать из него полноценный профессиональный усилитель, соответствующий теперешнему уровню понимания, не удались. Поэтому был создан новый ламповый усилитель Е12, существенно отличавшийся от предыдущих не только по конструкции, но и по схемотехнике. Это уже был чистый двухканальный ламповый усилитель для РА мощностью 2х480 Ватт мах. (2х200 Ватт RMS). Унифицированное шасси, разработанное для этой модели, позже применялось для других модификаций, расширяющих линейку усилителей. Усилители Е202 (2х360 Ватт мах) и Е1202(2х300 Ватт мах), собранные на этой же платформе завершили модельный ряд ламповых усилителей NOVIK. Форсированный режим работы ламп 6П3СЕ, примененный для достижения 200W RMS при 6 лампах оказался вполне жизнеспособным. Наличие большего выбора усилителей позволило существенно расширить модельный ряд акустических систем.

В рекламном отношении, начав в 1997 году с маленького черно-белого флаера (четверть А4), к выставке 2000 года был выпушен большой цветной каталог. NOVIK, как производитель усилителей опять набрал обороты.